23 October 2017


Рыночные отношения и строительная наука: реальность и перспективы. Интервью с директором НИИ строительной физики РААСН, членом-корреспондентом РААСН, доктором технических наук И. Л. Шубиным

Роль исследовательских институтов в строительном секторе огромна. Лишь лабораторные испытания строительных материалов, конструкций и работ позволяют быть уверенными в качестве и надежности построенных объектов. Раньше эта деятельность полностью финансиров Дата: 2017-10-09
Компания: Оконный портал tybet.ru


Роль исследовательских институтов в строительном секторе огромна. Лишь лабораторные испытания строительных материалов, конструкций и работ позволяют быть уверенными в качестве и надежности построенных объектов. Раньше эта деятельность полностью финансировалась государством, сейчас картина иная. О том, как живут НИИ сегодня и над чем они работают, «Строительству. RU» подробно рассказал директор НИИ строительной физики РААСН, член-корреспондент РААСН, доктор технических наук Игорь Любимович Шубин.

Игорь Любимович, расскажите, в каком состоянии, на ваш взгляд, находится сегодня строительная наука, ее финансирование, в том числе и вашего НИИ?

– Если говорить в целом по стране, то строительная наука находится в плачевном положении. Многие научно-исследовательские институты, которые занимались строительными науками, канули в лету. В этом году этот список пополнили ГУП НИИ Мосстроя и ГУП МНИИТЭП. Складывается впечатление, что строительная наука московскому правительству не нужна. Последние дни доживает НИИ сантехники.

Если же говорить о нашем институте, то мы остались единственным государственным бюджетным научным институтом, который занимается вопросами строительной науки. И произошло это по причине того, что дирекция НИИСФа во главу угла ставила и ставит сохранение высококвалифицированных кадров и наличие уникальных установок. К примеру, хотел бы отметить тот факт, что четверть научных работников института являются лауреатами Премии Правительства РФ в области науки и техники. Наш институт – бюджетная организация, подведомственная структура Минстроя. А когда-то у министерства было лишь в одной Москве 30 научных институтов, которые занимались строительной наукой, и на их содержание в советское время предусматривались значительные средства. Сегодня у нас очень небольшой бюджет, который дает нам государство.

И, скорее всего, бюджет с каждым годом сокращается?

– В настоящий момент бюджетное финансирование у нас составляет приблизительно четверть наших доходов. Если говорить о суммах – это не более 50 миллионов рублей ежегодно, которые идут на фундаментальные исследования. Как ни странно, ежегодно – и это уже практически более 15 лет – Минфин не предусматривает средств на содержание зданий, их ремонт, на покупку нового оборудования, а также на развитие институтов. Все эти статьи расходов мы должны осуществлять за счет внебюджетных поступлений. Почему это так, наверное, вопрос к правительству.

НИИ строительной физики РААСН образован в 1956 году. В прошлом году ему исполнилось 60 лет. Расскажите, пожалуйста, с чего институт начинал, какое количество сотрудников было в самые лучшие времена и сколько сотрудников работают сейчас?

– Я пришел работать в институт в 1981 году после окончания Московского инженерно-строительного института имени В. В. Куйбышева и прошел путь от инженера до директора. Здесь защитил кандидатскую, докторскую. В этот период институт, наверное, имел самый мощный состав, в нем работало порядка 420 человек, было приблизительно около 15 научных лабораторий и довольно хороший состав научных сотрудников. В период перестройки и перехода из Советского государства в Российское произошла, конечно, определенная утечка кадров, но нам удалось сохранить основной костяк наших научных работников. Их можно по праву считать национальным достоянием России. Сегодня у нас порядка 130 научных сотрудников, а количество лабораторий даже немного увеличилось.

Роль исследовательских институтов в строительном секторе огромна. Лишь лабораторные испытания строительных материалов, конструкций и работ позволяют быть уверенными в качестве и надежности построенных объектов. Раньше эта деятельность полностью финансиров

А заказы на исследования из-за рубежа вы получали?

– Да, конечно. Вся строительная продукция, которая поступала на российский рынок из-за рубежа, проходила испытания на базе нашего института, и мы в принципе давали определенную зеленую или красную карточку для использования этих строительных материалов в российских условиях. Раньше сертификация была обязательной, сегодня, как известно, вся сертификация строительных изделий практически добровольная, но до сих пор большинство как иностранных, так и наших фирм приходит в институт для сертификации. Марка «Испытано в НИИСФ» показывает высокие характеристики данного материала.

Ваш институт изучает строительные конструкции на долговечность, безопасность, энергоэффективность, акустические и прочие технические параметры. А есть ли у вас какое-то сложившееся мнение: наши строительные материалы все-таки хуже импортных или лучше?

– Я бы говорил не о строительных материалах, а о строительном производстве тех материалов, которые сейчас выпускаются, потому что, в первую очередь, мы именно там можем оценивать характеристику того или иного материала. Нужно отметить, что большинство строительных заводов в России являются одними из самых лучших в мире. И если говорить об импортозамещении, то большинство строительных материалов, производимых в РФ, сегодня имеют наилучшие технические характеристики в своей области.

А можно ли доверять информации российского производителя, если он говорит о том, что его продукт прошел испытания в НИИ стройфизики?

– В большинстве случаев можно. Производители строительных материалов, которые беспокоятся о своей репутации и хотят работать по государственному заказу, проходят испытания в НИИСФе.

А безопасностью строительных материалов и конструкций вы как-то занимаетесь? Может быть, работаете совместно с МЧС?

– С МЧС мы не работаем, у МЧС есть собственные институты. Конечно, было бы интересно работать с таким министерством, но проблемы, с которыми к нам обращаются, кроются главным образом в нарушениях проектирования.

Скажите, а BIM-проектирование не станет вашим конкурентом? Или вы планируете брать эти технологии на вооружение?

– Частично мы работаем с цифровыми технологиями, но любые цифровые технологии – это определенные данные, которые сперва получают опытным путем. Все-таки строительная физика – это наука, которая позволяет активно использовать практический опыт, полученный в результате исследования. Мы сейчас предпринимаем шаги по внедрению в вопросы строительной физики элементов BIM-проектирования. 

У нас уже много лет говорят об энергоэффективности, но вопрос решается очень тяжело. Ваше мнение, почему все-таки у нас это плохо идет?

– Энергосбережение – это очень дорогое занятие. Попытки привнести зарубежный опыт сталкиваются с большими затратами. Сегодня нет покупателя, который бы смог приобретать эти здания за такие деньги. Кроме того, идея энергосбережения берется развитыми странами не только для того, чтобы что-то сэкономить, а с целью обеспечения работами и заказами большого количества различных производственных направлений. Для этого в этих странах разрабатывается целая доктрина, которая обеспечивает принятие специальных законов и подзаконных актов, принимаются экономические меры по стимулированию внедрения технологий по энергосбережению и много еще чего. У нас в стране есть лишь идея по энергосбережению, не поддерживаемая ни средствами, ни желанием всех заинтересованных министерств и компаний.

Скажите, пожалуйста, занимается ли ваш институт изучением влияния строительных материалов на среду обитания человека?

– Да, конечно. У нас есть несколько лабораторий, работающих в этой тематике. Например, есть лаборатория радоновой безопасности, которая позволяет оценить, насколько определенные дозы природного радона попадают в здание из грунта и какие мероприятия мы можем сделать для того, чтобы этот радон не попадал внутрь здания и не влиял на людей. В акустических лабораториях мы можем оценивать акустические характеристики того или иного строительного материала, оценивать звукоизоляционные и звукопоглощающие свойства. То же самое касается лабораторий, которые занимаются естественным и искусственным освещением. Вообще строительная физика – это наука, которая призвана заниматься вопросами среды обитания и комфорта проживания человека.

В России уже несколько лет набирает обороты мода на строительство высотных зданий. В Москве уже больше 150 зданий выше 100 метров. Вместе с высотками появляются и новые проблемы, требующие решения: борьба с ветровыми нагрузками, парусность, нормативно-техническая база высотного строительства. Какой вклад в решение этих проблем вносит НИИ строительной физики?

– С начала этого века в институте была создана специальная лаборатория, которая была призвана заниматься конструкциями высотных зданий. Создавая эту лабораторию, мы в первую очередь старались решить непростые вопросы, связанные с особой физикой процессов, которым подвергаются фасадные конструкции высотных зданий. Институт создал эту лабораторию полностью за счет собственных средств. Могу с гордостью сказать, что нам это удалось сделать и в настоящей момент в России нет более опытной и надежной лаборатории в этом направлении, оснащенной как уникальными испытательными стендами, так и замечательными специалистами. Мы не только испытываем конструкции зданий, но и консультируем специалистов многих отечественных и зарубежных компаний (Германия, Турция, Италия, Франция, Китай, Корея и др.), как нужно проектировать и строить высотные здания в России.

Роль исследовательских институтов в строительном секторе огромна. Лишь лабораторные испытания строительных материалов, конструкций и работ позволяют быть уверенными в качестве и надежности построенных объектов. Раньше эта деятельность полностью финансиров

А вы поддерживаете это активное направление строительства высотных зданий в России?

– На данный вопрос можно смотреть с разных сторон. Если учитывать, что в России имеется большая территория, то строительство высотных зданий неоправданно. Если же смотреть на вопрос с позиции развития городов, то в каждом городе должна быть доминанта. Если смотреть на эффективность, то с точки зрения экономики выгодно строить до 40 этажей дома, а выше уже не столь финансово привлекательно, однако очень престижно и уникально.

Надо отметить, что высотное здание само по себе несет много проблем в вопросах аэродинамических и теплофизических нагрузок, связанных с акустикой, вибрацией, инсоляцией, пожаробезопасностью, и много другого.

Большинство этих проблем можно и нужно решать на этапе проектных работ путем специальных испытаний основных материалов и конструкций здания. Это недешевое мероприятие, но оправданное как уникальностью здания, так и требованиями безопасности.

А институт работает по теме защиты строительных материалов от агрессивной природной среды, в частности, от радиации, например?

– Для этой цели мы в свое время выкупили у закрывающегося института «Полимерстройматериалы» лабораторию, которая занимается проблемами долговечности строительных материалов и изделий. Вот эта лаборатория и занимается у нас агрессивной средой и ее влиянием на строительные элементы здания. Эту лабораторию я также отнес бы к уникальным, как имеющую специальное уникальное оборудование и кадры.

А тема ЖКХ ваша? Институт работает по этой проблематике?

– Да, у нас есть фронт работы, связанный с конкретными письмами, которые поступают в институт от тех или иных жителей.

По теме ЖКХ?

– По теме ЖКХ. Например, часто жалуются на звукоизоляцию. Обычно жалобы связаны с проблемами, которые решает институт. Мы стараемся помогать жителям, чем можем.

И под конец интервью у нас есть традиционный вопрос. Можете рассказать что-нибудь о вашем хобби?

– Если говорить о хобби, то у меня, во-первых, всегда в доме были собаки, поэтому я такой активный собачник.

И второй вопрос. Очень много людей нашего с вами поколения критически относятся к молодежи, считают, что она недостаточно усидчива, мало знает, но много хочет получать... Что бы вы посоветовали людям, которые приходят в строительную науку?

– Я не вижу больших отличий молодежи раньше и сейчас. А если молодые люди хотят хорошо работать и хорошо зарабатывать, то в первую очередь надо иметь хорошие знания. И соответственно, использовать те навыки работы, которые они имеют сегодня, с компьютерами. Наверное, если они будут правильно использовать свой потенциал, то смогут добиться значительно больших успехов, чем мы.

Большое спасибо за беседу.

Беседовал Александр Гусев, подготовила Наталья Бухтиярова.



Назад в раздел

Комментировать публикации могут только авторизованные пользователи.
» Регистрация   » Авторизация

Работайте с сильными партнерами:

VEKA Spectral Anthrazit Ultramatt - не просто ещё один цвет. Это новые философия и практика поверхности пластикового окна - окна нового времени и новых возможностей

Реклама:

Фурнитура Smart Line S+ является концептуальным решением AXOR INDUSTRY

Форум оконщиков

Заказчик отказывается платить от sdn007 - 15 ответов.
Стеклопакет от MaxNVKZ - 6 ответов.
ProfteQ FRT9 от ART - 76 ответов.
MAVER MV-G370 от ART - 38 ответов.
Входная группа - очень туго прижимается многозапорный механизм от Леха - 34 ответов.

Реклама партнеров